Мы – антифашисты из Рура, старого промышленного региона в земле Северный
Рейн-Вестфалия, Германия.

Мы из Бохума. Города на западе. Глубоко на западе, как здесь говорят.

И в декабре 2008-го мы сделали графити, про которое нам есть что рассказать.

Последние годы мы наблюдаем за новостями о росте количества фашистских и
расистских убийств не только в Германии, но и в других странах Европы.
Мигранты, евреи, лесби- и геи, бездомные, альтернативная молодежь,
профсоюзные деятели и конечно антифашисты являются целью нацистских
нападений.

Уже давно обывательская пресса и простой потребитель считают нормальным,
что их сыновья и дочери убивают тех, кто не вписывается в их картину
мира. Считают нормальным, потому что эти люди не вписываются и в их
картину мира, мира обывательского мэйнстрима.

Мы активные антифашисты и антифашистки. И мы видим, что после мигрантов
и других меньшинств ненависть нацистов и обывательского болота бьёт и по
нам. Антифашисты и антирасисты – те, кто снова и снова критикует, те,
кто снова и снова противостоит фашизму, расизму и обывательскому
безразличию. И за это это чистенькое общество заставляет нас дорого платить:

враньё в прессе, враньё со стороны демократических представителей,
нападения полиции, судебные преследования и конечно так преуменьшаемые
всеми нападения нацистов.

В последние годы все больше антифашистски настроенной молодежи
становится жертвами ультраправых убийц. По всей Европе.

У них у всех была одна общая черта – они, как и мы, были частью
молодежной протестной культуры. Они не хотели и не могли смириться ни с
повседневностью капитализма и расизма, ни с усилением влияния фашистских
групп и партий. несмотря на все культурные, языковые и любые другие
различия, они были как мы.

каждый из них был „uno di noi“ – „один из нас“.

Поэтому мы сделали это граффити. Чтобы напомнить о них.

Мы думаем, что они мечтали о лучшем мире. И что они, такие же
несовершенные, как и все мы, боролись за него. Боролись за свою мечту.

Они будут жить дальше в том, что мы создаем, в наших устремлениях, в
нашей борьбе за лучший мир без эксплуатации и господства.

Мечты связывают прошлое с настоящим и указывают в будущее. Мечты могут
разрушать границы, могут быть запутанными и нерациональными,
беспокойными и конфликтными, до смешного объясняющими, глубоко
аморальными, просто подрывными.

И только сохраняя опыт предыдущих столкновений и борьбы, мы можем
победить сегодня и смотреть в будущее.

Никто и ничто не будет забыто.

Думая об этом, мы назвали наше граффити „В наших мечтах и борьбе они
живут дальше“.

Ян Кучера, портрет которого можно увидеть слева, был антифашистом из
городка Прибрам рядом с Прагой.

Он был убит нацистами 18 января 2007-го года. Ян считал себя
принадлежащим к Skinheads Against Racial Prejudice, SHARP-скинхедом.

В вечер убийства он сидел со своими друзьями, подругами, товарищами в
баре. Их начали провоцировать нацисты. Это закончилось потасовкой, в
ходе которой нацисты гнались за антифа по улицам. Ян и его друзья
забежали в подъезд. Нацисты за ними. Один из нацистов подкараулил Яна и
ударил его ножом.

В тот же вечер Ян скончался. Ему было только восемнадцать.

Убийство вызвало волну траурных акций и демонстраций солидарности по
всей Европе. Одна из них прошла и здесь, в соседнем городе Эссен.

Рядом мы видим Фёдора Филатова. Он был зарезан четырьмя неизвестными на
пороге своей квартиры в Москве. Есть большая вероятность, что это было
делом рук нацистов. Фёдору было 27. Он сыграл большую роль в развитии
антифашистских и антирасистских структур среди московских скинхедов. Был
участником Trojan Skins – объединения скинхедов, открыто заявлявших свою
антирасистскую позицию. Это было причиной фашистских угроз. Незадолго до
убийства он говорил друзьям, что чувствует, что за ним следят.

В России сегодня происходит большинство расистских и нацистских убийств.

В 2006-м насчитывалось около шестидесяти двух убийств, в 2007-м семдесят
шесть, в 2008-м больше ста.

19-го января в центре Москвы выстрелами в упор были убыты адвокат
Станислав Маркелов и журналистка Анастасия Бабурова, оба были
антифашистами и открыто заявляли свою позицию.

Организовать демонстрацию памяти Фёдора мы не смогли. Но седьмого
февраля мы провели демонстрацию памяти Анастасии и Станислава перед
российским консульством в соседнем Дюссельдорфе.

В центре изображен Davide Cesare, он же Dax. Давид из Майланда
принадлежал к сквотерам проекта ORSO, что значит по-итальянски медведь.
ORSO – это старое здание, захваченное левыми скинами, панками и
футбольными фанатами. В марте 2003-го Давид столкнулся с итальянским
фашистом, живущим в том же районе. Дело ограничилось словесной
перепалкой. Через несколько ночей, 16-го марта, этот фашист со своими
сыновьями выследил Давида. Когда тот с друзьями вышел из бара, фашисты
кинулись на него с ножами и стали наносить удар за ударом. После чего
сразу сбежали.

Возможно, Давид бы выжил после нанесенных ранений, если бы местные
полицейские, карабинеры, не задержали машину скорой помощи. Уже тогда
было много протестов против поведения полиции со стороны посетителей
бара и соседей. Когда друзья Давида доехали до больницы San Paolo di
Milano, Давид был уже мёртв, а его другу была сделана срочная операция.
Было много гнева и злости на полицейских. Полиция ответила на протесты
жестоко избив друзей Давида перед и прямо в госпитале. При этом
полицейские использовали бейсбольные биты и преследовали людей до самых
больничных палат, где те пытались спрятаться. Кадры, которые вы видите,
были сделаны соседями, наблюдавшими происходящее из окон. Dax‘у было 26
лет, у него осталась дочь.

Как понятно по имени „Renato Biagetti“ тоже из Италии. 28-го августа
2006-го он был убит в Focene, пригороде Рима. Тем вечером он со своей
девушкой и другом возвращался с Raggae Dancehall вечеринки на берегу.
Renato любил рэггей и был страстным диджеем. Та дискотека на берегу,
была единственной в районе, куда могла ходить и левая молодежь,
поскольку в Focene доминировали правые. Когда Ренато с друзьями подошел
к машине, к ним подъехали двое фашистов и начали их оскорблять. После
чего с ножами в руках напали на них. Ренато погиб в возрасте двадцати
шести лет.

До сих пор некоторые СМИ и государственные структуры отрицают правую
подоплёку убийства. Несмотря на то, что у преступника была фашистская
татуировка с кельтским крестом и девизом „сила и честь“ на руке. Друзья
Ренато многое делают для его памяти. При этом они поминают его под
псевдонимом „Renoize“ с его собственным лого. Этим именем они назвали
студию для начинающих музыкантов в римском социальном центре „Acrobax“.
Таким образом, они хотят распространять его страсть к музыке дальше и
помянуть его самого. На нашем граффити мы тоже использовали символ
Ренато, Renoize-лого.

Carlos Javier Palomino, второй справа, был шестнадцатилетним антифа из
Мадрида. Он также был близок к левым скинхедам.

Карлос собирался принять участие в демонстрации протеста против марша
фашистов из Democracia Nacional, одиннадцатого ноября 2007-го года. В
метро, по пути на демонстрацию, он и его друзья встретились с
ультраправым профессиональным солдатом. Двадцатишестилетний наци узнал в
них антифашистов, незаметно достал охотничий нож и ударил Карлоса в
сердце. Еще троих друзей карлоса он частично серьезно ранил.

Карлос вскорости скончался.

Когда о смерти Карлоса стало известно на демонстрации, антифа с еще
большей яростью попытались предотвратить нацистский марш. Но резиновыми
пулями их остановила полиция.

В прессе обстоятельства убийства Карлоса перевирали и преуменьшали его
значимость. В германии журнал Шпигель писал о том, что антифашист сам
был отчасти виноват в своём убийстве и завысил возраст Карлоса, сделав
из подростка взрослого мужчину.

Через неделю после убийства мы организовали в Бохуме демонстрацию памяти
Карлоса.

На внешней стороне изображен музыкант из россии Тимур Качарава. Он был
убит нацистами 13 ноября 2005-го года в Санкт-Петербурге. Тимур был
студентом филосовсгого университета СПбГУ(эспэбэгэу), играл в двух
хардкор группах, участвовал в различных политических акциях, был
антифашистом. В день убийства он принимал участие в акции “Food not
bombs”. “Food not bombs”, или “еда вместо бомб” – акции по раздаче
веганской еды всем нуждающимся на улицах города. С места акции участники
уходили большой группой, потому что заметили нацистских скаутов и
опасались нападения. Когда все зашли в кафе, Тимур с другом Максимом
вышли на улицу покурить. В этот момент на них напали около десяти
ультраправых, которые следили за группой, и ни говоря ни слова начали
избивать их и наносить удары ножом. Максим был ранен. Тимур скончался на
месте – только на шее врачи насчитали шесть ударов ножом. Ему было
двадцать лет.

Слева портрет Томаса Шульца. Мы специально разместили портрет на этом
месте, чтобы его хорошо было видно с улицы.

Томас, или лучше Schmuddel, был панком из соседнего Дортмунда. Он самый
старший из всех, кто изображён на нашем граффити. Ему был тридцать один
год, когда его трусливо зарезал семнадцатилетний наци-скин. Двадцать
восьмого марта 2005-го Томас с друзьями-панками шёл на концерт. На
эскалаторе станции метро Kampstrasse они заметили едущих им навстречу
наци-скина Свена Калина и его девушку. Свен и его девушка начали
спорить. Только Томас догнал и вызвал наци на разговор о его взглядах.
Единственное, чего не заметил Томас, который был пьян, что Свен Калин
незаметно достал пятнадцатисантиметровый охотничий нож. Когда подъехал
поезд метро, Свен вместо того, чтобы просто уехать, всадил Томасу нож в
грудь по самую рукоятку. Лезвие попало прямо в сердце.

У Томаса осталось двое детей.

Городская администрация до сих пор отказывается от установки памятной
доски на месте убийства. Правая партия ХДС не хочет создавать “место
паломничества для правых и левых экстремистов”.

Shame on you! (позор)

Нацисты праздновали убийство Томаса как героический поступок. Известный
наци Зигфрид Борхерт написал текст “no tears for punks” – “никаких слёз
для панков”. Другие нацисты использовали лозунги, вроде “кто стоит на
пути у движения, должен чувствовать последствия”.

Наш ответ на это:

Ничто не забыто!
И ничто не прощено!



-->